Популярное

Первый баннер
статусы про кавказских девушкек с букетом роз

Он и Она. была написана Судьба. Она- Амина... Он- Ризван... Они жили в одном городе. но незнали друг-друга и не видели раньше. И вот как-то раз она пошла гулять со своей старшей сестрой Залиной, на набережную. Там она увидела Ризвана, он шел с друзьями. Она была удивлена что не видела его раньше. Внутри она разговаривала сама с собой. -какой же он красивый. а какая улыбка. нагло-карие глаза.ааа. Ризван просто ну не мог не обратить внимания, он подошел чуть ближе, и спрашивает у друга. его звали Ислам... а что? р- да так ничего, просто такая милая. и-брааат леее. тока неговори что влюбился да?!. р- завязывай... р- неет! давай не сегодня.я щас не готов) и- да уж брат... да еще и незнакомого. Она увела её. они пошли домой. Всю дорогу, они шли молча. Амина только и думала о нём. Его образ был перед глазами. Ризван сидит в нэте. Ислам скидывает ему ссылку на страничку Амины. Амина была онлайн, увидела заявку Ризвана. и была в полном шоке... Ну конечно же. она приняла. Он написал ей... Ты была прекрасна. а- Привет) спасибо. р- Ты не против нашего общения? а- Наверно нет... а- Взаимно... Продолжалось общение уже как неделю. она пролетела очень быстро и незаметно. Летом они все уезжают в Чечню. и вот Ризван и семья уже собрались. Амина тоже думала поедит, но у них ни как не получалось. Ризван был очень расстроен. Амина тоже. Он пообещал что приедет как можно скорей. и что они будут каждый день переписываться. Вот он уехал. неделю не заходил в инэт. Амина переживала.не выходила с нэта вообще. Даже на ночь оставляла комп включенным. Ходила в школу, как зомби. расстроенная, ни с кем не разговаривала... У неё внутри залетали бабочки. Он сразу же написал ей...! Извини не мог зайти. тут кое какие проблемы были. Как ты? Как дома?... Всё хорошо.спасибо! Как доехал?.она улыбнулась когда увидела его смс. р-нормально, только устал немного.в дороге. Ты всё таки не приедешь да?. а- к сожалению нет(. р- Ладно. а- Буду рада...Т...

Арсеньева взяла Прохорова истопником в дом, потому что он был человек обходительный. Прохоров занимался на деревне скорняжным ремеслом и жил неплохо. В его обязанности входило топить по утрам печки во всем доме и баню и заправлять свечи для вечернего освещения. Вскоре выяснилось, что он напряженно работал только до обеда, а после ему делать было нечего и он сидел в передней на ларе с ливрейным лакеем Алексеем Максимовичем Кузьминым и потихоньку шил шапки из заячьих и разных других шкурок. Одно время Арсеньева велела ему подавать к столу, но затем освободила его от этой обязанности: он весь так пропах псиной и мехами, что, когда подавал тарелки, аппетит у помещицы пропадал. Тогда ему велели после обеда переодеваться и докладывать о приезжих гостях. К его радости, гостей было не так уж много, и он ревностно упражнялся в шитье шапок разных размеров и фасонов, причем шапки шил не только тарханским крестьянам, но и на сторону.

Наконец набрали денег на покупку ведра и радовались, что стало легче хозяйничать. Но вот послали Евдокию Ивановну, или Дуську, как ее звали до сей поры, на барщину — солить капусту. Весь день она шинковала кочаны и наконец к вечеру вместе с другими женщинами покатила огромную бочку в погреб. Евдокия Ивановна подбежала, уперлась и задержала бочку, однако надорвалась; она села на землю и встать не смогла; ее довезли домой на попутной телеге, но дома ей стало еще хуже, и она поняла: так нестерпимо бывает только перед концом. Никогда еще с ней такого не бывало! Захотелось Евдокии Ивановне перед кончиной повидаться с дочками, благословить их и наказать смотреть за отцом, иначе он один, калека, пропадет. Стала она просить мужа сходить на барский двор, позвать их. Степан не хотел уходить, боялся оставить ее одну, но она настаивала, и он покорился. В бессоннице, в стонах прошла тяжелая ночь.

После завтрака пошли в комнату бабушки Лермантовой Анны Васильевны. Она лежала в постели в белом чепце, на белоснежных простынях, под ватным лоскутным одеялом. Бабушка Анна Васильевна очень исхудала, лицо ее покрылось морщинами. Дышала она тяжело. За нею преданно ухаживала дочка Наташа. На большом столе у стены навалены были стопочки салфеток для грелок и компрессов, стояли разные пузырьки с лекарствами, лежали аптечные коробочки с пилюлями. Стены комнаты были оклеены чистой белой бумагой, на светлом фоне выделялся портрет мужа — Петра Юрьевича Лермантова, дородного, приветливого, еще молодого. Он был запечатлен в темном штатском сюртуке с большими, искусно сделанными пуговицами, в кружевном жабо над парчовым жилетом, в пудреном парике. Портрет мужа всегда был перед глазами Анны Васильевны; просыпаясь и засыпая, она смотрела на него, а днем много раз обращалась к нему.

На дне корзины осталось несколько фигурок — в разных видах был вырезан из дерева искусником Фомой Азорка. Анна Васильевна с внуком долго обсуждала, какая собака больше всего похожа на настоящего Азорку. Живого пса спустили с кровати и ставили в разные позы, это было очень забавно, все смеялись, хоть ни о чем не успели поговорить толком. Однако Елизавета Алексеевна заботливо напомнила, что гости утомляют больную, и увела Мишеньку. Миша пошел впереди в новом гречневике, нес кузнеца с медведем и щелкал, улыбаясь и удивляясь забавной самодельной игрушке, а дворовая девушка несла за гостями корзину с игрушками.

545.0312ms

Похожие статьи